Музыкальное сердце театра

Мы обновляем сайт!

Следите за возрождением фестиваля и появлением новых разделов.

29.09.2021

Алексей Франдетти, куратор творческой лаборатории фестиваля «Музыкальное сердце театра»: «Все больше музыкальных спектаклей появляется в непрофильных театрах»

В этом году после долгого перерыва возобновляется национальный фестиваль «Музыкальное сердце театра». Он пройдет в Новосибирске с 1 по 11 октября.

Новосибирские зрители этой осенью смогут увидеть лучшие музыкальные постановки, представленные на конкурс театрами из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Северска, Барнаула, Кемерова, Уфы, Перми, Орла. Те, кто не сможет приехать в Новосибирск в первую декаду октября, получат возможность в режиме онлайн наблюдать за работой творческой лаборатории, которая будет действовать в рамках фестиваля. Финалом станет питчинг, на котором художественные руководители и директора театров страны выберут лучшие эскизы спектаклей и, возможно, пригласят постановщиков и авторов на свои сцены. Участники питчинга наряду с номинантами станут гостями церемонии вручения премии «Музыкальное сердце театра», которая пройдет в Новосибирском академическом театре оперы и балета.

Куратор творческой лаборатории — режиссер, многократный обладатель «Золотой маски» Алексей Франдетти рассказал «Культуре» о том, как она устроена.

— Алексей, вы инициатор возобновления фестиваля или приглашенный тренер?

— Наверное, и то и другое. Когда организаторы рассказали мне об идее реанимировать фестиваль, она показалась мне замечательной. Дальше родился совместный проект творческой лаборатории, в которой десять актерско-режиссерских команд будут работать над новыми музыкальными произведениями. Уже сейчас, до начала работы лаборатории, я вижу, как был необходим такой проект. Нам прислали свои сочинения не только молодые авторы, но и уже очень заметные на творческой поляне. И даже когда мы уже определили список произведений, мне продолжали звонить и говорить: «А как же я? А как же мой мюзикл? Я уже все написал».

— Вы выбрали десять актерско-режиссерских команд и музыкальный материал, что дальше?

— Не называя авторов произведений, мы просто прислали режиссерам список пьес и музыки и предложили выбрать. На некоторые мюзиклы образовался, скажем так, повышенный спрос, поэтому мы предложили посмотреть еще что-то, и после таких «свиданий вслепую» познакомили авторов и исполнителей. Ну, а после этого мы уже встретились все вместе, создав Zoom-конференцию, и благословили их на работу.

—Творческая лаборатория должна завершиться питчингом, на котором художественные руководители и директора театров выберут лучшие эскизы спектаклей и пригласят их авторов на свою сцену. Насколько востребован сейчас жанр музыкального спектакля?

— Я вижу, что все больше и больше музыкальных спектаклей появляется, скажем так, в непрофильных театрах. Когда Сергей Васильевич Женовач снял мой мюзикл «Гордость и предубеждение» в Московском Художественном театре, он честно мне сказал: «Леша, я не люблю музыкальный театр, он мне не нравится, я хочу вернуться к истокам» — и это его право как художественного руководителя. Но, несмотря на это признание, вдруг в этом сезоне он говорит: «Как же хочется сделать новый, свежий музыкально-пластический спектакль». В МХТ появится мюзикл про Гагарина, насколько я знаю, в постановке Олега Глушкова. В «Мастерской Петра Фоменко», казалось бы, очень традиционном, драматическом театре, Олег Глушков тоже делает музыкальные спектакли. Так что я думаю, что жанр становится более востребованным и более привычным.

— Мне кажется, слово «привычный» для музыкального спектакля совершенно не подходит. Театр на Таганке, в прошлом сезоне объединивший две труппы, анонсирует мюзикл «Евгений Онегин» в вашей постановке, а вы пишете в своем инстаграме, что переводите «Онегина» с английского языка на русский. Как это получилось?

— Я совершенно случайно нашел музыкальный спектакль «Онегин» канадских авторов, с замечательной музыкой, с прекрасной пьесой, которую, правда, пришлось сильно перелопатить, чтобы вернуть ее обратно к Пушкину. Потому что в канадской версии Татьяна, написав письмо Онегину, просит Ольгу его отнести, а мы все прекрасно помним, что письмо должна отправить няня. И таких неточностей в канадской пьесе довольно много. При том, что мне было очень важно сохранить классическое повествование, мне показался интересным абсолютно новый взгляд на «Евгения Онегина» и то, что музыка в стиле инди-рок невероятна созвучна Театру на Таганке и театру «Содружество актеров Таганки», где и будет сыграна премьера. У нас уже прошла первая читка, были утверждены артисты, и мы очень-очень ждем этого спектакля.

— В нем будут заняты актеры Театра на Таганке и «Содружества»?

— И приглашенные артисты тоже, потому что для меня важно, чтобы Татьяна была все-таки не взрослой женщиной, как это происходит в опере, где раньше 35 лет эту партию вообще не поют, она очень сложная. Мне все-таки хотелось, чтобы Татьяна Ларина была если не семнадцатилетней, как у Пушкина, то хотя бы не старше двадцати пяти, условно говоря. И у нас есть две замечательные молодые актрисы на эту роль. Это Наталья Инькова, она играет у меня в «Стилягах» одну из главных ролей, и Софико Кардава, которая только-только окончила ГИТИС. Онегиным будет артист труппы Павел Левкин в одном составе и артист Максим Маминов из театра «Школа драматического искусства» в другом, они по очереди будут играть эту роль.

—Еще одна московская премьера «В джазе только девушки» в Театре имени Вахтангова. Немного неожиданное название для этого театра.

— Вы не первый человек, который говорит, что это неожиданно, но я хочу вам напомнить, что за стенкой театра находится Щукинское училище, которое первым стало выпускать синтетических артистов. И вахтанговцы, принимающие участие в мюзиклах на стороне, такие, как Антон Макарский, Катя Гусева, Лера Ланская, Витя Добронравов, все они выпускники «Щуки». Театр Вахтангова был славен и такими спектаклями тоже, некоторые из них идут до сих пор, как «Мадмуазель Нитуш» и другие музыкальные спектакли.

Поэтому мне кажется, что тут как раз ничего сверхнеожиданного нет. Артисты, которые будут принимать участие в этом спектакле, это и Добронравов, и Гришаева, и Олешко, они, наоборот, очень его ждали и были к нему готовы.

С Виктором мы, во-первых, дружны, а во-вторых, я влюбился в него как в артиста задолго до того, как мы подружились. Я был тогда первокурсником Школы-студии МХАТ, а Витя — четверокурсником в Щукинском училище. Я посмотрел дипломный спектакль «Эти свободные бабочки» и подумал: какой артист, как же он это делает, я, наверное, так никогда не смогу. А потом уже мы уже познакомились, стали соседями и начали дружить семьями.

— Какую роль вы ему дадите? В этой истории два главных героя.

— Вот этого я пока не могу сказать.

— Нонна Гришаева, по крайней мере, будет играть главную роль?

— Исполнительницу роли Мэрилин Монро мы пока не то чтобы не раскрываем, а, честно скажу, я пока даже не знаю, кто это будет.

— А у вас так бывает, что исполнитель ключевой роли появляется в последний момент?

— Нет, я фанат планирования и четкого понимания, что, когда и как будет, и считаю, что сцена не место для проб. Пробовать нужно у себя на кухне, на крайняк в репетиционном зале. Поэтому в ближайшее время я начну встречаться с артистами труппы Театра Вахтангова, с теми, кого не знаю, и мы будем составлять распределение ролей.

— Вы как-то сказали, что мюзикл становится более социальным, и вам это нравится. Но здесь ведь нет социальной темы. И в мюзикле «Франкенштейн» в Петербургском театре музкомедии, на который сейчас объявлен кастинг, ее тоже нет.

— Мы недавно начали работу над довольно большим проектом, который будет как раз социальным, затронет и историю нашей страны, и ее будущее. Если говорить о «Франкенштейне», то он тоже, скажем так, будет далек от кринолинов и викторианской Швейцарии.

Мне хотелось бы поговорить, особенно сегодня, когда мы еще не победили ту заразу, которая последние полтора года разрушала наши планы, о том, к чему может привести эксперимент. Я имею в виду эксперимент с природой, эксперимент медицинский, эксперимент большого ученого. С одной стороны, он, может быть, инновационный, а с другой стороны — невероятно опасный. Стоит ли идти в эту сторону, и каким образом в нее стоит идти, об этом мы будем говорить в нашем «Франкенштейне».

— Этой осенью у вас должен был состояться кинодебют, вы планировали начать съемки фильма о фронтовых бригадах.

— Дебют состоится, но жизнь внесла свои коррективы, и это будет другой фильм и другие съемки. И это как раз то, о чем я, к сожалению, не могу вообще ничего говорить, потому что меня тут связывают контрактные обязательства.

— То есть проект «Счастье мое» пока отложен на неопределенное время?

— Да, к сожалению, нам пришлось его отложить. Сначала по организационно-финансовым причинам, а когда эти вопросы начали решаться, стало известно, что у нас главная героиня улетает в космос. Поэтому мы дождемся ее возвращения и дальше будем сводить сроки. Но это не страшно, Валерий Петрович Тодоровский делал своих «Стиляг» десять лет и сделал прекрасное кино, а мы работаем над этой картиной пока только три года. Поэтому у нас все впереди.

— Поскольку вы фанат планирования, у вас этот фильм, наверное, готов, осталось только его снять.

— Он у меня не просто готов, он весь в раскадровках, полностью готовы там аранжировки, несколько раз переписан сценарий. Так что, да, у меня на столе, в моем компьютере он полностью готов. Дело за малым — снять.

— Вы совсем ушли от актерской профессии? Не планируете выйти на сцену в своем проекте или в чужом?

— В своем точно нет. Сидеть на двух стульях, мне кажется, не очень правильно в данном случае. А в чужом, если кто-то позовет меня, пришлет интересный сценарий, пьесу, может быть, — я готов. Но мне просто не попадаются интересные сценарии или те режиссеры, с которыми я хотел бы работать как артист, приглашают меня как автора сценария. Вот сейчас Евгений Писарев, с которым нас связывает многолетняя дружба и сотворчество, будет ставить в Театре Наций «Кабаре» и попросил меня сделать новый перевод пьесы.

— Наверное, у вас уже сверстаны планы на будущий год?

— Вы знаете, прошлый год нам показал: если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Поэтому дай Бог сдюжить с тем, что уже в работе. Потому что есть уже предложения и на сезон 2022/23, и есть договоренности о том, что мы продолжим наше сотрудничество и с театром «Приют комедианта» в Санкт-Петербурге, потому что оно абсолютно по любви, есть планы и желания что-то вместе сделать с Театром Ленсовета. Но опять же надо сдюжить этот год. Тем более сейчас, в октябре, на телеканале «Культура» состоится премьера телешоу «Большой мюзикл», художественным руководителем которого я выступил, и с огромной радостью мы сняли целый сезон из восьми программ, посвященных нашему жанру. Так что будем ждать, что нам покажет в том числе и новый телесезон.